Иван Валентик о ситуации с пожарами в Сибири в прямом эфире телеканала Россия 24

размещено в: Видео | 0

Руководитель Рослесхоза И.В.Валентик дал интервью телеканалу «Россия 24», в котором прокомментировал расхождение между данными о площадях лесных пожаров, публикуемых Рослесхозом и Гринпис. Рассмотрим на примере этого инервью некоторые типичные ошибки, характерные для многих руководителей органов государственной власти, отвечающих за охрану природных территорий от пожаров. Видеозапись интервью размещена на сайте Рослесхоза.

Ниже приводятся комментарии к отдельным фрагментам его выступления.

И.В.Валентик: «коллеги пользуются данными иностранных спутников, в основном это американские спутники».

Действительно, для определения площадей особо крупных и катастрофических лесных пожаров Гринпис пользуется преимущественно данными американских спутников Terra и Aqua (сенсоров MODIS), а также, опосредованно, спутника NPP (сенсора VIIRS). Но и ведомственная система мониторинга лесных пожаров ИСДМ-Рослесхоз использует в первую очередь данные этих же американских спутников — просто потому, что отечественных аналогов пока нет (ближайший аналог — Канопус-В-ИК — пока существует только в планах).

Кроме данных спутников Terra, Aqua, NPP, их американских же аналогов серии NOAA, для мониторинга пожаров используются и снимки более высокого разрешения, в том числе с российских спутников. Но снимки более высокого разрешения, даже все вместе взятые, не формируют настолько часто и регулярно обновляемого покрытия, их обработка гораздо менее поддается автоматизации, требует гораздо болшего времени, и результаты их обработки гораздо более чувствительны к облачности, задымлению и иным помехам.

Так что на самом деле первичные источники оперативной информации о лесных пожарах, используемые Рослесхозом и Гринпис, одни и те же. Небольшие различия состоят в том, что в рамках ведомственной системы ИСДМ-Рослесхоз, если верить разработчикам, реализована возможность использования космоснимков высокого разрешения с российских космических аппаратов (недоступная Гринпис) — но она, в силу вышеупомянутых особенностей снимков высокого разрешения, в плане оперативного мониторинга пожаров почти ничего не добавляет к общедоступным возможностям.

И.В.Валентик: «по задымлению определяют ориентировочные площади лесных пожаров».

Это просто суеверие, ошибка. Ориентировочные площади лесных пожаров определяются в первую очередь по термоточкам (температурным аномалиям) и по видимой на снимках пройденной огнем площади. Видимое на снимках задымление — это важный критерий для определения того, что пожар действующий. В отдельных случаях задымление может косвенно помогать оценить площадь пожара, но оно никогда не является решающим критерием определения этой площади.

И.В.Валентик: «для того, чтобы определить реальную площадь лесного пожара, необходима верификация — естественно, это делается авиационными способами после того, как задымление рассеивается».

К сожалению, многие наши лесные руководители путают два понятия: «оперативные данные по лесным пожарам» и «статистический учет лесных пожаров». Оперативные данные — это данные, публикуемые ежедневно уполномоченными органами государственной власти и подведомственными им учреждениями (в том числе Рослесхозом и ФБУ «Авиалесоохрана»). Они, разумеется, могут содержать неточности, поскольку никакими имеющимися сейчас методами невозможно совершенно правильно определить площади лесных пожаров в режиме реального времени.

Статистический учет — это официальный учет лесопожарных итогов за определенные длительные периоды времени (в настоящее время статистический учет лесных пожаров ведется на поквартальном уровне). Эти данные предоставляются в Единую межведомственную информационно-статистическую систему на 35-й рабочий день после отчетного периода, то есть у Рослесхоза есть примерно полтора месяца на верификацию и уточнение оперативных данных, которые становятся основой статистического учета лесных пожаров.

В интервью Валентика обсуждается расхождение именно оперативных данных. А для контроля за достоверностью оперативных сведений о лесных пожарах дейстувующим законодательством предусматривается использование именно данных дистанционного мониторинга, а не авиацонных (Приказ Минприроды России от 5 декабря 2014 г. № 540 «Об утверждении Методики осуществления оперативного контроля за достоверностью сведений о пожарной опасности в лесах и лесных пожарах»).

Дистанционные данные о площадях лесных пожаров, получаемые на основе снимков MODIS и аналогичных, могут быть неточны — но чем крупнее действующие лесные пожары, тем меньше относительная ошибка определиня их площадей дистанционными методами. Для оперативной оценки площадей единичных пожаров малой площади эти данные в принципе не годятся — но при лесопожарных катастрофах, аналогичных той, которую мы на протяжении последних трех недель наблюдаем в Иркутской области и Бурятии, пожары малой площади вносят очень небольшой вклад в суммарную площадь действующих лесных пожаров. По крупным лесным пожарам эти данные дают вполне приемлемую оценку площади, а по особо крупным и катастрофическим (площадью от нескольких тысяч гектаров) их точность уже превышает точность оценок, которые могут быть получены в оперативном режиме любыми наземными и авиационными методами.

Таким образом, если оперативные данные по особо крупным и катастрофическим лесным пожарам, публикуемые Рослесхозом, отличаются от данных дистанционного мониторинга в разы (как сейчас по Бурятии и Иркутской области), и тем более в десятки раз (как чуть раньше по Иркутской и Амурской областям) — это объясняется не неточностями учета и отсутствием верификации, а заведомой ложью, практикой массового умышленного искажения и сокрытия сведений о действующих лесных пожарах. И случайно уцелевшие в Рослесхозе, Минприроды, МЧС и других уполномоченных федеральных органах исполнительной власти специалисты не могут об этом не знать.

 Комментарии взяты с forestforum.ru

0
comments powered by HyperComments