Несчастные случаи на лесных пожарах (Шароглазов А. А.). Истории № 3, 4

Работая в десантной службе Авиалесоохраны за долгие годы можно накопить огромное количество историй из жизни. Среди ветеранов Авиалесоохраны много хороших рассказчиков, которые охотно делятся своим опытом, приобретенным за долгие годы, отданные охране лесов. Один из таких рассказчиков — парашютист-пожарный на пенсии, Шароглазов А. А. Продолжение….

История №3 «Брага и дерево»

А этот случай произошёл в 1987 году на Могочинском авиаотделении Читинской авиабазы.

Я в этот сезон работал на полёвке на Сретенском авиаотделении, соседнем с Могочинским. На пожары я всегда брал радиостанцию «Карат-2Н» (дополнительно к Р-855). Связь со своим отделением по Карату была авось будет, чаще нет, но другие отделения было слышно всегда хорошо. Часто и другие Караты тоже прослушивались. Один раз утром я услышал, что с Могочинского отделения на какой-то пожар назначили связь днём на 15 часов. Связь днём на частоте 2710 кгц – дело почти невозможное. Я решил тоже включиться и послушать, как они будут днём разговаривать. Включился по времени, сразу слышу, как с пожара зовут Могочу. Слышно слабо, но вполне разборчиво. Появилась Могоча, слышно отлично. С пожара сразу кричат: «Нужен вертолёт, у нас больной». С отделения спрашивают: «Что случилось?» А с пожара опять: «Нужен вертолёт, у нас больной». Сперва радистка спрашивала, что случилось, потом, видимо, начальник отделения стал допытываться, что случилось, кто заболел, чем заболел. А с пожара одно и тоже: «Нужен вертолёт, у нас больной». На отделении терпение потеряли, выдали в грубой форме, что вертолёт будет, но если окажется, что слетают почём зря, деньги за полёт заплатит тот, кто его вызвал. А с пожара опять: «Нужен вертолёт, у нас больной».

Через неделю приходит с авиабазы приказ о несчастном случае на Могочинском авиаотделении со строгими предупреждениями, чтобы нигде ничего подобного не смели допускать.

Оказывается, на пожаре вместе с десантниками были мобилизованные рабочие. Пожар, естественно, большой, сидели долго. Как там тушили, в приказе не было сказано, но мобилизованные заквасили в РЛО брагу. Досиделись на пожаре до того, что брага выходилась. Взялись они её пить, все, кто там был. У них табор был оборудован и столом, и скамейками, как у белых людей. Народ мастеровитый. И попадали они от этой браги кто где, один мужик, мобилизованный, заснул за столом. И вот закон подлости, ни с того ни с сего упало дерево. Как раз на стол с заснувшим мужиком. Пришибло крепко, хоть и не насмерть. Когда проснулись остальные, сразу или погодя, неизвестно, но мужика из-под дерева освободили. Явно его в больницу надо, а тут как раз удачно связь назначена. С перепугу они ничего объяснять не стали, кричали только одно: «Нужен вертолёт, у нас больной». Каким-то чудом связь прошла нормально, их услышали, вертолёт прилетел. Что там дальше с мужиком стало – неизвестно. Но не умер.

Причина несчастного случая – выбрали место табора, не обратив внимания на не надёжное подгнившее дерево. Брага здесь не при чём.

Алкоголик

История №4 «Медведи»

1987 год. Сретенское отделение Читинской авиабазы. Чрезвычайная горимость. Около 60 командированных парашютистов. Все группы без радиостанций для связи с отделением. Раздали командированным Караты (всё, что нашлось на отделении). Почти никто утром на связь не выходит, привыкли обходиться без связи. Но однажды группа из Новосибирской авиабазы вышла утром на связь. Слышно нормально. Просят вертолёт для вывозки больного, повредил ногу. На авиаотделении как раз присутствует главный летнаб Читинской авиабазы. Организовал комиссию по расследованию несчастного случая.
Парашютисты шли с пожара на табор и на мари в ернике наткнулись на двух медвежат. Не понимая, что такая встреча – самое опасное, что может произойти в тайге, они вместо того, чтобы уйти без лишнего шума, поймали медвежат и понесли с собой. Медвежата громко заскулили. Мигом из леса выскочила мамаша и скачками к своим медвежатам. Да с рёвом на своём медвежьем языке. Парашютисты побросали медвежат и наутёк. Быстро так побежали, наперегонки. Последним бежать никому неохота. Медведица добежала до своих медвежат и остановилась. А парашютистам оглядываться некогда, рвут когти в полном испуге. Ни ерника, ни кочек не замечают, бегут, как по асфальту. Быстро до табора добежали. Там, конечно, разобрало веселье. Один, правда, немного захромал, но это мелочи.

Потом нога разболелась, парень ходить уже не может. Дело к вечеру, полёты закончились. Связь по Карату только утром. Придётся парню терпеть на анальгине до завтра.
Ночь парень кое-как перетерпел. Нога распухла. Парашютисты вспомнили уроки по радиосвязи. Натянули антенну, настроили Карат. В 8 часов позвали отделение, им сразу ответили. Часа через три прилетел вертолёт, вывезли парня в больницу. Оказалось – раскол пяточной кости.

Когда разослали по авиаотделениям приказ об этом несчастном случае, развеселилась уже вся авиабаза. Типа поделом дуракам. Повезло, что медведица не стала догонять. Дёшево отделались.

Медведь и человек

0
comments powered by HyperComments