Несчастные случаи на лесных пожарах (Шароглазов А. А.). Истории № 7, 8

История №7 «Парашют»

Что-то с памятью моей стало. Что случилось, где и с кем произошло – помню, а когда – уже не вспомнить. Где-то в 1980-х годах.

Читинская авиабаза, Читинское авиаотделение, читинские парашютисты. Инструктор группы Рыков Виктор Николаевич. Пожар потушен, ждут вертолёт. Поляна высадки пригодна для посадки вертолёта, принесли к месту посадки парашюты, спальники, баул, сложили в кучу и накрыли грузовым парашютом. Сами ушли к месту табора и ждут вертолёт.

Прилетел Ми-2, заходит на посадку. От вертолёта, естественно, жуткий ветер. Ветром срывает грузовой парашют, и вот закон подлости, на поляне с палками и ерником ни одна стропа не зацепилась. Парашют подняло выше вертолёта и засосало сверху прямо на несущий винт. Купол зацепился за лопасть несущего винта, а стропы за хвостовую балку. Резкий рывок, и хвостовая балка отломилась. Купол парашюта разорвался, и вертолёт нормально приземлился, но без хвостовой балки. Высота аварии была всего 2-3 метра. Каким-то чудом вертолёт устоял на шасси, не наклонился, несущий винт за землю не зацепил и остался целым. Пилот не пострадал, а летнаба в вертолёте не было. На вывозку людей с пожара летнабы иногда не летали, чтобы не перегружать собой вертолёт. С задачей справлялся один пилот, но тут ему не повезло. Вертолёт оказался безнадёжно поломанным. Радиостанция на вертолёте осталась работоспособной, об аварии пилот сразу доложил авиадиспетчеру на «Чита-контроль».

Без промедления прилетела на Ми-8 комиссия из авиаотряда, провели расследование причин аварии. Парашютистов вывезли вместе с пилотом и комиссией.

По авиабазе об этом случае был приказ, но только с констатацией факта, без выводов и предупреждений. Вроде как нелепая случайность, никто не виноват. Тем более никто не пострадал, кроме вертолёта. Но Рыкову на всех сборах инструкторов припоминали поломанный вертолёт. Всё-таки единственный случай лётной аварии по вине парашютистов.

Хотя если разобраться, причина аварии была в разгильдяйском применении грузовых парашютов на Читинском авиаотделении. Они применялись без укладочных сумок, на связанных спальниках закреплялись шпагатом, после выброски груза, грузовые парашюты собрать было некуда. Они таскались среди вещей грудой тряпок и верёвок. Обычно читинские парашютисты перед посадкой вертолёта закладывали грузовые парашюты более тяжёлыми вещами, или придавливали собой. А здесь держать грузовой парашют никто не пошёл.

Вертолёт, кстати, потом вывезли на внешней подвеске вертолётом Ми-8, отремонтировали, и он продолжал благополучно летать. Авария в конечном счёте превратилась в поломку без серьёзных разборок в авиаотряде. В авиабазе без претензий со стороны авиаотряда тоже не стали заморачиваться разбором своих полётов.

История №8 «Героическая жадность»

В конце апреля 2003 года около Читы лесные пожары разгорелись до стихийного бедствия. Прилетел министр МЧС Шойгу устранять чрезвычайную ситуацию. Попутно с министром перегнали в Читу Ми-26 из Красноярска и Бе-200 (тоже из далёких мест). В Читинской авиабазе для этих монстров не оказалось ни денег, ни керосина. Широкий в плечах Шойгу мигом решил проблему, приказал местным военным заправлять Бе-200 и Ми-26, пока не потушат пожары. Вместе с Шойгу прилетели четыре тележурналиста, снимать репортажи о героической работе МЧС. Бе-200 и Ми-26 начали поливать пожары водой из местных рек и озёр. Довольный Шойгу доложил в Москву, что меры приняты, пожаров больше не будет, и улетел. Толи в Москву, толи на Алтай отдыхать. Журналисты остались снимать свои репортажи. Как раз наступили майские праздники. Пожары почему-то не потухли.

3 мая 2003 года вертолёт Ми-26 с водосливным устройством на 15 тонн тушил пожар в 30 км южнее Читы, около ж/д станции Кручина (официальное название посёлок Новокручининский). На борту были летнаб Читинской авиабазы Турицын Владимир Фомич, четыре тележурналиста и семь человек экипажа, всего 12 человек. Набирали воду в реке Ингода и выливали на пожар в горах в нескольких километрах от Ингоды. Горы небольшие, высотой 300-400 метров. Внизу на пожаре людей не было. Что произошло, никто не видел. Но вертолёт упал в нескольких сотнях метров от пожара, полностью разрушился, все 12 человек погибли. От упавшего вертолёта начался другой пожар, но вертолёт не загорелся, обломки уцелели.

Точной причины катастрофы так и не определили. На хвостовом винте оказалась туго намотавшаяся капроновая подвеска водосливного устройства. В газетах, в телевизоре, в интернете сообщалось много разных версий, но правдоподобного объяснения попадания капронового каната ВСУ на хвостовой винт так и не было. В интернете есть даже фотоснимки места катастрофы, сделанные как будто тайком из леса. Видно хвостовой винт с коричневым капроном, фюзеляж с обломленными лопастями, лежащая на обгоревшей земле пустая ёмкость в сетке из капроновых лент, как будто целая.

Наиболее вероятна следующая цепь событий. Вертолёт слил воду на кромку пожара на пологом склоне и полетел на малой высоте в сторону подъёма. Пустая ёмкость в капроновой сетке зацепилась за дерево (ошибка пилотов, слишком низко полетели в сторону горы). Пилоты успели среагировать и зависнуть. Сбросом ёмкости они не воспользовались, сброс ёмкости означал конец их работы, она бы сгорела в не потушенном пожаре. Ёмкость зацепилась крепко, пришлось немного спятиться назад и тянуть её вертолётом вверх, чтобы сорвать с дерева. Это удалось, ёмкость с дерева сорвали. Но при этом сильно натянули толстый капроновый канат подвески ёмкости. Капрон как резина, растягивается при сильной нагрузке и сокращается при резком освобождении. Наклонно натянутый канат спружинил в сторону хвостового винта, забросил ёмкость на хвостовой винт. Канат намотало на ось хвостового винта, и хвостовую балку отломило. Без хвостового винта вертолёт стал вращаться и неуправляемо падать. Несущий винт зацепился за землю. Падение вертолёта с ударом несущего винта о землю приводит к беспорядочному кувырканию фюзеляжа, и выжить внутри этого фюзеляжа редко кому удаётся. В данном случае не выжил никто. При этом топливные баки уцелели, и пожара самого вертолёта не случилось. Какой-то огонь всё-таки возник, и загорелся слабый низовой пожар. Но металлические обломки вертолёта без разлитого топлива, естественно, не загорелись. Даже капроновая сетка с ёмкостью осталась лежать на земле как будто без повреждений.

В результате ни Ми-26, ни Бе-200 на ситуацию с пожарами не повлияли. Положительно не повлияли. Но военные потребовали с авиабазы оплаты за керосин. Шойгу из Москвы решать вопрос с дополнительным финансированием на работавшие Ми-26 и Бе-200 отказался. Авиабазе пришлось отдать все запланированные на сезон деньги в середине мая. Рабочим лошадкам Ми-8 и Ми-2 летать стало не на что. Полёты прекратились, пожары стали гореть вообще сами по себе, даже без попыток тушения. Бе-200 и Ми-26 оказались слишком дорогим удовольствием, местному бюджету не по карману. И бесполезным удовольствием. Явно видимого результата так и не было достигнуто. А тут ещё авиакатастрофа с гибелью людей. Попытка Шойгу быстро решить проблему с лесными пожарами в Чите окончилась полным провалом. Героических репортажей не получилось. Тележурналистов пришлось хоронить в своих городах. Экипаж увезли на похороны в Красноярск. Летнаба Турицына похоронили в Чите.

comments powered by HyperComments