Взаимосвязь человеческой смертности с задымлением от лесных пожаров и аномальной жарой в 2010 году

Справочная информация:

Длительные высокие температуры и загрязнение воздуха от лесных пожаров часто встречаются повсеместно, и оба могут способствовать росту смертности человека. Есть некоторые данные о таких взаимодействиях негативных факторов.

Методика:

Мы анализировали изо дня в день изменение числа смертей в Москве в связи с повышением  уровня загрязнения воздуха и повышения температуры воздуха в период аномальной жары летом 2010 года. Соответствующие данные за период 2006-2009 годов были использованы в анализе. Среднесуточные уровни РМ10 (РМ10 — прим. автора — это выбросы взвешенных частиц. Приводят не только к острым респираторным заболеваниям и астме) и озона были получены из нескольких участков измерений. Ежедневное количество неслучайной смерти от конкретных причин экстрагировали из официальных документов. Анализ взаимодействия показывает основное влияние температуры, а также дополнительный эффект затяжных высоких температурах вкупе с PM10.

Результаты:

Основной жаркий период длился  44 дня, с 24-часовой средней температурой от 24°С до 31°С и РМ10 уровнях, превышающих 300 мкг / м3 в течение нескольких дней. Результаты были близки к 11000 случаев смерти, из неслучайной причины в течение этого периода, в основном, среди тех, кто старше 65 лет. Повышение рисков произошло также в младшей возрастной группе. Наиболее выраженные эффекты выражались в летальных исходах от сердечно-сосудистых, респираторных, мочеполовых путей и заболеваний нервной системы. Постоянно возрастающие риски были очевидны в течение первых 2 недель жары. Взаимодействие высокой температуры и загрязненного воздуха от лесных пожаров давали в избытке аддитивный эффект, который спровоцировал 2000 смертей.

Выводы:

Это смертельное взаимодействие роковых факторов следует рассматривать как оценку последствий изменения климата влияющего на здоровье.

Тепловые волны и лесные пожары являются важными угрозами для общественного здоровья. Прогнозы, основанные на сценариях изменения климата, показывают, что более интенсивные и продолжительные события, вероятно, станут более частыми в умеренных зонах1,2. Острые эффекты тепловых волн, влияющие на смертность хорошо документированы3,4. В первую очередь, высокая смертность наблюдается у пожилых людей, страдающих сердечно-сосудистой заболеваемостью. Исследование в силу разных причин слабо распространялось на категорию граждан, умерших от менее распространенных причин, а также слабо изучена оценка рисков для трудоспособного населения. Кроме того, в исследованиях учитывались ограниченные данные о взаимосвязи между интенсивностью теплового периода и его продолжительности.

Активность лесных пожаров будет увеличена5. Существуют убедительные доказательства связи загрязнения воздуха твердыми частицами в целом6  со смертностью от сердечно-сосудистой заболиваемости7, как в краткосрочной так и долгосрочной перспективе воздействия. В частности, некоторые исследования сообщили о связи между лесными пожарами и повышенной смертностью8,9, тогда как другие не обнаружили таких связей10,11 или показали слабые ассоциации12, которые могут быть результатом низкой статистической обработки. Доказательств не хватает на изучение влияния расширенных высоких температур и загрязнения воздуха от пожаров на конкретные причины смертности, хотя эти риски часто возникают и в этих случаях2.

Длительная жара в Москве летом 2010 спровоцировала многочисленные лесные пожары в лесах и торфяниках вблизи города. Более ранние исследования в Москве также сообщали о пагубных взаимодействиях жары и дыма в менее экстремальных условиях, чем в 201013,14. Первоначальная оценка погибших за лето 2010 года была равна около 55 000 для европейской части русского населения15. Тем не менее, данные о ежедневной смертности ранее не были доступны, и не было возможности анализировать суточные колебания температуры, уровня загрязнения воздуха, влияющие на эту смертность. Наша цель в том, чтобы проанализировать каждый жаркий день с повышенной смертностью от конкретных причин в Москве в связи с превышением уровней загрязнения воздуха и температуры в летний период (июль, август) 2010 года.

Примечание

Исследование поддерживалось грантами от шведского исследовательского совета FORMAS и Агентством по охране окружающей среды Швеции.

Полная версия статьи с анализами исследований доступна тут http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3984022/ (журнал Epidemiology. May 2014; 25(3))

PDF версия этой статьи доступна на сайте www.epidem.com. Содержание статьи является переводом. Администрация сайта допускает некоторые расхождения с первоисточником в результате перевода на русский язык.

Красная линия отражает среднесуточные температуры воздуха (пунктир - нормальные значения), синяя - концентрация микрочастиц Pm10, главным образом дыма (пунктир - нормальные значения), черная - смертность за день, не связанную с несчастными случаями (пунктир - нормальные значения)
Красная линия отражает среднесуточные температуры воздуха (пунктир — нормальные значения), синяя — концентрация микрочастиц Pm10, главным образом дыма (пунктир — нормальные значения), черная — смертность за день, не связанную с несчастными случаями (пунктир — нормальные значения)
рис 2
рис 2
рис 3
рис 3
рис 4
рис 4
Наблюдаемые (O) и ожидаемые (Е) смерти во время Московской жары с 6 июня по 18 августа 2010 г
Наблюдаемые (O) и ожидаемые (Е) смерти во время Московской жары с 6 июня по 18 августа 2010 г

Авторы:

Dmitry Shaposhnikov (a), Boris Revich (a), Tom Bellander (b,c), Getahun Bero Bedada (b), Matteo Bottai (b), Tatyana Kharkova (d), Ekaterina Kvasha (d), Elena Lezina (e), Tomas Lind (b), Eugenia Semutnikova (e), and Göran Pershagen (b,c),

From the Institute of Economic Forecasting, Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia; Institute of Environmental Medicine, Karolinska Institutet, Stockholm, Sweden; Centre for Occupational and Environmental Medicine, Stockholm County Council, Stockholm, Sweden; Institute of Demography, Higher School of Economics, Moscow, Russia; and State Environmental Protection Institution Mosecomonitoring, Moscow, Russia.

Ссылки:

  1. Meehl GA, Tebaldi C. More intense, more frequent, and longer lasting heat waves in the 21st century.Science. 2004;305:994–997. 
  2. De Sario M, Katsouyanni K, Michelozzi P. Climate change, extreme weather events, air pollution and respiratory health in Europe. Eur Respir J. 2013;42:826–843. 
  3. Anderson GB, Bell ML. Heat waves in the United States: mortality risk during heat waves and effect modification by heat wave characteristics in 43 U.S. communities. Environ Health Perspect. 2011;119:210–218. 
  4. Åström DO, Forsberg B, Rocklöv J. Heat wave impact on morbidity and mortality in the elderly population: a review of recent studies. Maturitas. 2011;69:99–105. 
  5. Climate Change 2007. The physical science basis. Contribution of working group 1 to the fourth assessment report of the intergovernmental panel on climate change (IPCC). In: Solomon S, Qin D, Manning M, editors. United Kingdom and New York, NY: Cambridge University Press; 2007.
  6. Pope CA, 3rd, Dockery DW. Health effects of fine particulate air pollution: lines that connect. J Air Waste Manag Assoc. 2006;56:709–742. 
  7. Anderson JO, Thundiyil JG, Stolbach A. Clearing the air: a review of the effects of particulate matter air pollution on human health. J Med Toxicol. 2012;8:166–175
  8. Johnston F, Hanigan I, Henderson S, Morgan G, Bowman D. Extreme air pollution events from bushfires and dust storms and their association with mortality in Sydney, Australia 1994-2007. Environ Res.2011;111:811–816. 
  9. Analitis A, Georgiadis I, Katsouyanni K. Forest fires are associated with elevated mortality in a dense urban setting. Occup Environ Med. 2012;69:158–162. 
  10. Vedal S, Dutton SJ. Wildfire air pollution and daily mortality in a large urban area. Environ Res.2006;102:29–35. 
  11. Morgan G, Sheppeard V, Khalaj B, et al. Effects of bushfire smoke on daily mortality and hospital admissions in Sydney, Australia. Epidemiology. 2010;21:47–55. 
  12. Hänninen OO, Salonen RO, Koistinen K, Lanki T, Barregard L, Jantunen M. Population exposure to fine particles and estimated excess mortality in Finland from an East European wildfire episode. J Expo Sci Environ Epidemiol. 2009;19:414–422. 
  13. Revich B, Shaposhnikov D. Excess mortality during heat waves and cold spells in Moscow, Russia.Occup Environ Med. 2008;65:691–696. 
  14. Revich B, Shaposhnikov D. The effects of particulate and ozone pollution on mortality in Moscow, Russia. Air Qual Atmos Health. 2010;3:117–123. 
  15. Barriopedro D, Fischer EM, Luterbacher J, Trigo RM, García-Herrera R. The hot summer of 2010: redrawing the temperature record map of Europe. Science. 2011;332:220–224. 
  16. Newsletter No. 46, 2010. Berlin: WHO Collaborating Centre for Air Quality Management and Air Pollution Control; 2010. Air quality monitoring in Moscow. pp. 9–14. Available at:http://www.umweltbundesamt.de/whocc/archiv/NL-46.pdf.
  17. Gorchakov G, Semoutnikova E, Karpov A, Lezina E. Air pollution in Moscow megacity. In: Moldoveanu AM, editor. Advanced Topics in Envi ronmental Health and Air Pollution Case Studies. Rijeka, Croatia: InTech;
  18. Copenhagen: WHO Regional Publications, European Series; 1999. Monitoring ambient air quality for health impact assessment. Bower J et al, eds. World Health Organization Regional Office for Europe. No. 85,
  19. Williams M, Bruckmann P. Brussels: 2002. Guidance to member states on PM10 monitoring and intercomparisons with the reference method. EC Working group on particulate matter. Available at:http://ec.europa.eu/environment/air/pdf/finalwgreporten.pdf.
  20. McCullagh P, Nelder JA. Generalized Linear Models. 2nd ed. London, UK: Chapman and Hall; 1989.
  21. Gasparrini A, Armstrong B. The impact of heat waves on mortality. Epidemiology. 2011;22:68–73.
  22. Filleul L, Cassadou S, Médina S, et al. The relation between temperature, ozone, and mortality in nine French cities during the heat wave of 2003. Environ Health Perspect. 2006;114:1344–1347.
  23. Whitman S, Good G, Donoghue ER, Benbow N, Shou W, Mou S. Mortality in Chicago attributed to the July 1995 heat wave. Am J Public Health. 1997;87:1515–1518. 
  24. Vandentorren S, Suzan F, Medina S, et al. Mortality in 13 French cities during the August 2003 heat wave. Am J Public Health. 2004;94:1518–1520. 
  25. Baccini M, Kosatsky T, Analitis A, et al. PHEWE Collaborative Group. Impact of heat on mortality in 15 European cities: attributable deaths under different weather scenarios. J Epidemiol Community Health.2011;65:64–70. 
  26. Kovats RS, Hajat S. Heat stress and public health: a critical review. Annu Rev Public Health.2008;29:41–55. 
  27. WHO. Copenhagen: World Health Organization Regional Office for Europe; 2009. Improving public health responses to extreme weather/heat-waves–EuroHEAT.
  28. D’Ippoliti D, Michelozzi P, Marino C, et al. The impact of heat waves on mortality in 9 European cities: results from the EuroHEAT project. Environ Health. 2010;9:37. 
  29. Rocklov J, Barnett AG, Woodward A. On the estimation of heat-intensity and heat-duration effects in time series models of temperature-related mortality in Stockholm, Sweden. Environ Health. 2012;11:23.
  30. Peng RD, Dominici F, Pastor-Barriuso R, Zeger SL, Samet JM. Seasonal analyses of air pollution and mortality in 100 US cities. Am J Epidemiol. 2005;161:585–594. 
  31. Stafoggia M, Schwartz J, Forastiere F, Perucci CA. SISTI Group. Does temperature modify the association between air pollution and mortality? A multicity case-crossover analysis in Italy. Am J Epidemiol.2008;167:1476–1485. 
  32. Yi O, Hong YC, Kim H. Seasonal effect of PM(10) concentrations on mortality and morbidity in Seoul, Korea: a temperature-matched case-crossover analysis. Environ Res. 2010;110:89–95. 
  33. Johnston FH, Henderson SB, Chen Y, et al. Estimated global mortality attributable to smoke from landscape fires. Environ Health Perspect. 2012;120:695–701. 
comments powered by HyperComments