Сажать лес или тушить пожары? На всё и сразу денег нет

размещено в: Лесовосстановление | 0

[quads id=»1″]Алексей Ярошенко (руководитель лесного отдела Гринпис России), высказал своем мнение по этой непростой проблеме: «Государственная лесная служба Забайкальского края сообщила о начале осеннего периода лесовосстановительных работ в регионе. Осенью 2016 года планируется их проведение на площади 9584 га, в том числе искусственное лесовостановление — на площади 600 га (ссылка). Хорошо это или плохо, что Государственная лесная служба Забайкальского края, Забайкаллесхоз и арендаторы лесных участков занимаются этой деятельностью — лесовосстановлением, в том числе искусственным (посадкой леса)? Если оценивать эту деятельность в отрыве от всего остального — тогда, безусловно, хорошо. Забайкальский край — один из тех регионов России, где искусственное лесовосстановление может быть необходимо не только для получения хозяйственно ценных лесных насаждений, но и для того, чтобы новый лес появился в принципе: в экстремальных для развития деревьев условиях сухой степи новый молодой лес вместо вырубленного или сгоревшего старого без помощи человека может и не появиться, или появиться очень нескоро.

Но если смотреть на ситуацию с лесами, их охраной, защитой, воспроизводством и использованием в Забайкальском крае в целом — лесовосстановление, особенно искусственное, уже не выглядит безусловно правильным делом. Вопрос главным образом в расстановке приоритетов: поскольку силы и средства лесного хозяйства в Забайкальском крае очень ограничены (переданные региону лесные полномочия финансируются из федерального бюджета в лучшем случае на одну десятую от реальной потребности, своих денег на лес у региона практически нет) — приходится выбирать, что сделать правильнее, а что в условиях нищеты разумнее всего свести к минимуму, если не отказаться совсем.

Главной угрозой лесам Забайкальского края, особенно степной части (той самой, где без искусственного лесовосстановления на каких-то участках новый лес может не появиться), являются лесные и степные пожары. … Площади таких пожаров исчисляются в среднем сотнями тысяч гектаров в год, в худшие годы — миллионами гектаров. …Такие масштабы потерь невозможно компенсировать посадкой леса на площади в несколько тысяч гектаров в год и прочими лесовосстановительными мероприятиями еще на примерно такой же площади — тем более, что это лесовосстановление приходится в основном на лесные районы края, а не на степные, где лес сам восстанавливается хуже всего.

Лес после пожара
Лес после пожара

Искусственное лесовосстановление стоит дорого — стоимость его на таких площадях, о которых сообщает Государственная лесная служба Забайкальского края, может обходиться в десятки миллионов рублей в год, даже без учета стоимости последующего ухода. Если же его учесть (а отсутствие ухода делает лесовосстановление в подавляющем большинстве случаев бессмысленным) — расходы будут исчисляться при качественном выполнении работ уже первыми сотнями миллионов рублей и могут оказаться вполне сравнимыми с годовыми объемами финансирования переданных региону лесных полномочий (около 550 млн руб. в год). При некачественном же выполнении лесовосстановление превращается в «мероприятия для галочки» — на них списываются деньги, они украшают отчетность, но они не приносят реальных результатов, и от них практически не зависит то, какими будут леса региона в будущем.

С учетом того, что денег на полноценное ведение лесного хозяйства в Забайкальском крае нет и пока (на ближайшие как минимум несколько лет) не предвидится, а главной угрозой лесам, и главной причиной их неудовлетворительного восстановления, являются катастрофические пожары — региону было бы правильнее всего сосредоточить основные силы и средства именно на охране лесов от огня, включая не только тушение пожаров, но и противопожарное обустройство, работу с населением и прочие меры по предотвращению пожаров. Лесовосстановление, особенно искусственное, в такой ситуации стоит в основном оставить арендаторам, использующим леса, а на остальной площади свести к минимуму, ограничившись лишь наиболее ценными участками, причем теми, где новый лес без помощи человека действительно не может появиться.

Если этого не сделать и не направить все возможные силы на охрану лесов от пожаров — огонь все равно рано или поздно «съест» все или почти все результаты нынешнего лесовосстановления. Лесные культуры сосны, которые сажают в Забайкалье при искусственном лесовосстановлении, наиболее уязвимы по отношению к огню, поэтому при нынешнем уровне охраны лесов региона от пожаров у них очень мало шансов дожить хотя бы до среднего возраста».

Вышеприведенный вывод на 100% справедлив и для Байкальского региона. Летом 2015 г. на прилегающих к оз. Байкал территориях (Республика Бурятия, Иркутская область) пожарами было пройдено около 1,4 млн га леса.

Есть мнение, озвученное главным образом арендаторами лесов, отчасти — работниками лесного хозяйства, что погибшие от огня леса нужно срочно вырубить.

Этой точки мнения придерживается группа депутатов ГД, направившая 14 апреля 2016 г. президенту РФ письмо, в котором говорится о необходимости «принятия экстренных мер по устранению последствий стихийных пожаров, произошедших на территории субъектов Байкальского региона в 2015 г.». Главная «экстренная мера» состоит в разрешении проведения в границах водоохранной зоны озера Байкал сплошных санитарных рубок. В письме утверждается, что минимальные площади, на которых в 2016 г. необходимо проводить работы по лесовосстановлению составляет около 200 тыс. гектаров».

Специалисты Гринпис на это отвечают:

«Разрешение сплошных санрубок в водоохранной зоне озера Байкал начисто лишено смысла с точки зрения сбережения и восстановления лесов этой уникальной природной территории, но открывает широчайшие возможности для разнообразных злоупотреблений». «Неправильно тратить огромные силы и средства на ликвидацию последствий чрезвычайной ситуации (прошлогодних катастрофических лесных пожаров на Байкале), пока сохраняются условия для ее повторения. При нынешнем уровне пожарной опасности в лесах Байкальской природной территории (к тому же растущем с течением времени) и при нынешней совершенно неудовлетворительной охране этих лесов от огня …необходимо все силы бросить не на восстановление погоревших лесов, а на сохранение тех, которые пока живы». … «Сейчас надо  все силы и средства  тратить не на то, чтобы расчистить сгоревшие участки и восстановить на них лес, а на то, чтобы не дать сгореть новым».

Сгоревший лес Сибири
Сгоревший лес Сибири

Как в таком случае относиться к акциям «Живи, лес!» или к проекту «Маракуйя«? Как к актуальным и полезным инициативам. Но  направленным прежде всего на экологическое воспитание общества. Площади, охваченные такими акциями, несоизмеримы с территориями, на которых бушуют пожары и ведутся варварские  рубки. В Байкальском регионе эти два фактора проявляются сильнее, чем где-либо в стране.

Но есть участки, где восстановить лес можно лишь искусственно. Успешный пример — проект по возрождению Шаманского леса на острове Ольхон.

Так восстанавливают Шаманский лес.

Восстановление Шаманского леса
Восстановление Шаманского леса

Источник — http://activatica.org/[quads id=»1″]

0
comments powered by HyperComments